Русскоговорящая артистическая богема Италии. Деятель современного искусства Ольга Шигаль.

 Деятель современного искусства русского происхождения Ольга Шигаль выросла в маленьком городке в Сибири, но на протяжении жизни дважды меняла страны проживания. Её скульптуры и инсталляции, пропитанные отголосками пройденного пути и отсылками к российскому прошлому, были отмечены международными призами и премиями. С Ольгой мы поговорили об изъянах современного человека и искусства, а также о поиске себя посредством пережевывания советских символов и национальных слоёв.



Часто дискурс современного искусства понятен только автору. Ты приходишь на выставку и не можешь ни прочитать демонстрируемое, ни проникнуться им. Как будто всё время расшифровываешь закодированный язык. Это безграмотность и невежество зрителя или отсутствие полноценного наполнения?

Дело в том, что сейчас нет общей формы искусства. Каждый пытается расковырять свою. Формы разные, но всё это об одном и том же. Искусство ведь что делает? Превращает эмоцию во что-то физическое. Для этого современные авторы имеют возможность использовать безграничное количество средств: трехмерные изображения, объекты, свет, звук, тени, видео. Раньше воздействие на зрителя было исключительно эстетическим. Сейчас же воздействуют одновременно на разные органы чувств, активизируя всевозможные ощущения: зрительные, слуховые, обонятельные, тактильные, вкусовые. Это разнообразие форм выражения усложняет задачу понимания. Человеку приходиться анализировать и складывать в пазл огромное количество поступающей информации. Современное искусство как наша сегодняшняя жизнь. Оно открытое, глобальное, смешанное. Это и отражение общества, которому не хватает спиритуальности.

Обычно впечатления о выставке современных авторов остаются в невероятно краткосрочном отсеке моей памяти. Если не считать эпатирующих психологических перформансов Марины Абрамович и редких павильонов Венецианского Биеннале. Почему современному искусству так тяжело проникнуть в сердце зрителя?

Процесс проникновения к сердцу двусторонний. С одной стороны, мы все сейчас очень отвлечены и разбрасываемся. С другой стороны производится не так много искусства, которое говорит сердцем. Шедевры получаются тогда, когда удаётся затронуть универсальное чувство, ядро. Каждый автор пытается запаковать собственные чувства покрасивее. И чем лучше он запакует, тем интереснее зрителю это распаковать. Чем точнее он подойдет к ядру, тем больше человек может понять. Чем лучше выработана эмоция, тем отчетливее проглядывается качество мысли. 

               


Накладывает ли на твоё творчество отпечаток тот факт, что ты жила в разных странах?
Сначала Россия, потом Германия и Италия. Причисляешь ли ты себя к западноевропейскому арт-сообществу или в тебе сильнее отголоски советско-российской эпохи?

Я выросла среди сибирских степей, как анархист, и всегда чувствовала себя человеком, который ничему не принадлежит. Каждый раз, когда я переезжала, я как будто умирала и заново рождалась. Меняла язык, еду, окружающие запахи, мышление. Я отбрасывала старые привычки и приспосабливалась. Приспособление продвигает, обновляет систему. Человек, он как голый ребенок, которому нужно постоянно учиться и приспосабливаться. Этот процесс  должен быть неостанавливаемый. Только если неизбежной смертью. Не могу сказать, что я чувствую свою принадлежность к какой-то определенной стране. Скорее я вишу между мирами. Как и моё искусство. В центре моей идентичности, прежде всего, поиск себя, а не национальных слоёв.

Тем не менее в творчестве ты обращаешься к советским символам. Это же в определенном смысле ностальгическое проявление?

Конечно. Переезд из России в Германию был жёстким. В 17 лет я стала русской немкой. Я попала в западный мир, в современное искусство, к известному скульптору Катарине Фритч. Процесс вживания в новую реальность не был гладким. Когда начинает просачиваться ностальгия, ты начинаешь идеализировать. Я попыталась понять это чувство и обратилась к символам. Перерабатывая символы, я копалась в своей самоидентификации. Так родилась скульптура «Матушка Россия», инсталляция «Красная площадь» и инсталляция с деревьями тайги "По ту сторону холодных земель".

                                 

А как к тебе пришла идея работы "Красная площадь", за которую ты получила первую премию конкурса Arte Laguna в венецианском Арсенале?

В 2007-м году я целенаправленно поехала в Москву в поисках вдохновения для моей дипломной работы. Мне хотелось прочувствовать дух России. Тогда я впервые попала на Красную площадь и воочию увидела вечный огонь, почётный караул, мавзолей. Идея работы пришла ко мне неожиданно, в сувенирной лавке московского аэропорта.  Вернувшись в Германию, я быстро воплотила её в жизнь: сконструировала деревянную музыкальную шкатулку высотой три метра и подсоединила крутящийся механизм с мелодией национального гимна. 

Значит идеи приходят к тебе в виде неожиданного внутреннего озарения, как кульминация кропотливого творческого поиска?

Сначала из какой-то прожитой ситуации рождается эмоция. Какое-то время я её проверяю. Важно понять, насколько это настоящее и сильное чувство. Затем я ищу правильную форму. Этот процесс может тянуться долго или проходить быстро. А результат работы может быть полным сюрпризом. Когда я начинала работу над инсталляцией Still Life, я и представить не могла, что в итоге она получится гигантских размеров во всю комнату.

Обличение в физическую форму произведений современного искусства это трудоёмкий процесс. Тебе кто-то помогает с техническими моментами?

Обычно я сама воплощаю свои идеи. Лишь когда возникают сложные технические задачи, подключаю специалистов. Я могу назвать себя и разработчиком концепции, и скульптором, и архитектором, и столяром. Я люблю и умею работать руками. В Сибири, где я выросла, умение работать руками является важной составляющей быта. Это социальная нить, которая протягивается через все дома. Это и способ выживания, и способ творческого самовыражения. Возможно, поэтому я люблю перерабатывать материалы и многофункциональные предметы. Некоторые мои работы на грани с дизайном. Как, например, звезда-трансформер, которая превращается в диван, стол или стул, и одновременно является мощным символом.

Как тебе удалось вырваться из плена проторенной дорожки эксплуатации советских символов, подарившей востребованность, и обратиться к другим тематикам?

Пережевывание советских символов мне было нужно, чтобы освободиться от этого. Чтобы эта информация перестала на меня влиять. Я всегда отталкиваюсь от собственных чувств. Я не знаю, каким будет мой следующий артистический этап. Жизнь сама подскажет и выведет на новый виток моё творчество.


Обработка текста и фотографии by Nastya Casato
За знакомство с Ольгой Шигаль искренне благодарю оперную певицу Людмилу Жильцову.

Блог Ольги Шигаль: http://www.olgaschigal.com/

Recent Posts from This Journal